Что думать о Евангелии Иуды?

6 апреля 2006 года, в четверг, Национальное географическое общество провело в своем Вашингтонском офисе пресс–конференцию, на которой перед представителями примерно 120 новостных изданий рассказало об открытии, восстановлении и переводе Евангелия Иуды. Это событие вошло в заголовки десятков многотиражных газет по всему миру и стало темой обсуждения в телевизионных новостных программах — в этот вечер и многие последующие вечера. 9 апреля, в воскресенье, на Национальном географическом телеканале вышел документальный фильм, посвященный Евангелию Иуды; впоследствии он был повторен несколько раз.

Что же такое Евангелие Иуды? Почему вокруг него столько шума? Что думать о нем христианам — и всем остальным?

Открытие Евангелия Иуды

Насколько удалось выяснить при расследовании, кодекс в кожаном переплете (древняя книга), написанный по–коптски[185], был обнаружен в конце 1970–х годов, возможно в 1978 году, в Египте, вероятно, в пещере. Следующие пять лет этот кодекс путешествовал по рынку египетских древностей. В 1983 году Стивен Эммел, ученый–коптолог, по поручению Джеймса Робинсона, бывшего преподавателя Клермонтского университета, хорошо известного своими исследованиями аналогичных кодексов из Наг–Хаммади, осмотрел и оценил в Женеве недавно открытую рукопись. Эммел обнаружил, что она состоит из четырех произведений, причем в одном из них часто упоминается Иуда, беседующий с Иисусом. Он заключил, что кодекс подлинный (т.е. не подделка) и, возможно, датируется IV веком. Последующие научные тесты подтвердили правоту Эммела.

Однако Эммелу не удалось приобрести кодекс — продавец запросил слишком высокую цену. Впоследствии кодекс попал в США и в конце концов оказался в депозитном сейфе на Лонг–Айленде, Нью–Йорк, где подвергся серьезной порче. Следующий перекупщик поместил его в морозильник, ошибочно полагая, что холод должен защитить рукопись от вредоносной влаги. К сожалению, книга сильно пострадала: листы папируса потемнели и стали очень хрупкими.

К счастью, в конце концов многострадальный кодекс был приобретен Меценатским фондом в Швейцарии и с помощью Национального географического общества частично восстановлен. Я говорю «частично», поскольку в нем не хватает неизвестного числа (возможно, больше сорока) страниц, а пресловутое Евангелие Иуды реконструировано лишь на 85%.

Национальное географическое общество разумно подвергло рукопись серии тестов: в том числе углеродному, анализу чернил, различным видам копирования — все ради того, чтобы определить возраст и аутентичность кодекса. Углеродный анализ показал датировку — 220–340 годы н. э. В наше время большинство исследователей склоняется к дате 300–320 годы (но Эммел полагает, что рукопись немного моложе).



В 2005 году Общество собрало коллектив библеистов, в дополнение к коптологам Родольфу Кассеру, Грегору Вурсту и другим, для помощи в прочтении и истолковании Евангелия Иуды. Среди этих дополнительно привлеченных исследователей были Барт Эрман, Стивен Эммел, Марвин Мейер (помогавший также в восстановлении кодекса), Илейн Пейджелс, Дональд Синиор и я[186]. Все коптологи и другие консультанты — за исключением Родольфа Кассера, который в это время был болен, — присутствовали на вышеупомянутой пресс–конференции и сделали там заявления.

Публикация Евангелия Иуды

Английский перевод «Евангелия Иуды» сделан Родольфом Кассером, Марвином Мейером и Грегором Вурстом и опубликован Национальным географическим обществом в красочном издании[187]. В это издание включены полезные вступительные статьи переводчиков и редакторов, в том числе Барта Эрмана, описывающие состояние кодекса и взаимоотношения Евангелия Иуды с раннехристианской литературой, в том числе с другими гностическими текстами.

Евангелие Иуды расположено на страницах 33–58 Кодекса Чакос, в котором содержатся еще три произведения: на страницах 1–9 — вариант «Послания Петра к Филиппу», очень близкий ко второму тексту в кодексе 8 из Наг–Хаммади. На страницах 10–32 — «Книга Иакова», соответствующая третьему тексту в кодексе 5 из Наг–Хаммади, озаглавленному «Первое откровение Иакова». На страницах 59–66 — неизвестный текст, в котором фигурирует Аллоген («чужеземец»). Этот текст, сохранившийся фрагментарно, по–видимому, не связан с третьим произведением кодекса 11 из Наг–Хаммади, озаглавленным «Аллоген». Наконец, недавно восстановлен фрагмент, не связанный с этими четырьмя произведениями, по–видимому на странице, носящей номер 108. Это означает, что в Кодексе Чакос недостает по меньшей мере 42 страниц.



Содержание Евангелия Иуды

Евангелие Иуды начинается словами: «Тайный рассказ об откровении, которое произнес Иисус в беседе с Иудой Искариотом» (стих 33, строки 1–3). Заканчивается произведение словами: «Евангелие Иуды» (стих 58, строки 28–29)[188]. Сами по себе эти строки поразительны; но еще больше вопросов вызывает то, что заключено между ними.

В Евангелии Иуды Иуда назван величайшим из учеников Иисуса. Он единственный способен понять наиболее глубокие поучения и откровения своего учителя. Иисус смеется над молитвами и жертвоприношениями других учеников. Они не понимают, кто такой Иисус, откуда и от кого он пришел. Лишь Иуда дает правильный ответ (стих 35, строки 8–9): «Я знаю, кто ты и откуда пришел. Ты — из бессмертной области Барбело. И я недостоин произносить имя того, кто послал тебя» (стих 35, строки 15–21). После этого исповедания Иисус начинает учить Иуду наедине.

В заключение своих тайных поучений, пригласив Иуду войти в облако (и преобразиться?), Иисус произносит самое поразительное наставление: «Ты превзойдешь их всех. Ибо ты принесешь в жертву человека, облекающего меня» (стих 56, строки 18–20). Итак, пока другие ученики попусту тратят время на молитвы и ритуалы низшего уровня (по–видимому, жертвоприношение животных по иудейскому обычаю) Иуда должен принести настоящую жертву — жертву, которая спасет мир: он принесет в жертву физическое тело Иисуса, тем самым дав Иисусу возможность завершить свою миссию. На этом пути Иуда станет поистине величайшим из учеников.

Рассказ заканчивается тем, что Иуда предает Иисуса в руки первосвященников:

Первосвященники ворчали, потому что он [Иисус] вошел в комнату для гостей, чтобы помолиться. Но некоторые книжники следили за ним, чтобы схватить его во время молитвы, поскольку боялись народа, ибо Иисуса все почитали пророком. Они подошли к Иуде и спросили: «Что ты здесь делаешь? Ведь ты — ученик Иисуса». Иуда отвечал им так, как они желали, получил от них деньги и предал (Иисуса) им (стих 58, строки 9–26)[189].

О суде, казни и воскресении не упоминается. Евангелие Иуды не выходит за пределы своей главной темы: послушания Иуды и того, как это послушание помогло Иисусу исполнить свою спасительную миссию. Из злодея Иуда превращается в героя, из предателя — в святого.

Значение Евангелия Иуды

В 180 году н.э. Ириней в своем труде «Против ересей» обрушивается на группу верующих, которые он (и другие) называют каинитами — очевидно, потому что эта группа считает героями библейских злодеев, от Каина, убившего своего брата Авеля, до Иуды, предавшего врагам Иисуса. Вот что говорит о них Ириней:

Другие же заявляют, что Каин получил свое бытие от вышней Силы, и связывают себя с Исавом, Кореем, содомитянами и прочими подобными людьми. К этому они добавляют, что всех этих людей преследовал Творец, но ни один из них не потерпел ущерба, ибо София защищает то, что ей принадлежит. Они заявляют, что Иуда предатель все это прекрасно знал, и что он один, зная истину, неизвестную всем прочим, совершил таинство предательства; и так его посредством были смешаны все вещи земные и небесные. Они рассказывают об этом вымышленную повесть, называя ее Евангелием Иуды (Против ересей 1.31.1).

Иными словами, так называемые каиниты отождествляют себя с ветхозаветными злодеями. Так они поступают, потому что считают бога этого мира злым — в отличие от Бога всевышнего света. Поэтому все, кого бог мира сего ненавидит и пытается уничтожить — как Каина, Исава или жителей Содома, — очевидно, хорошие люди и стоят на стороне Бога света. Та же точка зрения отражается в Евангелии Иуды.

Евангелие Иуды делает значительный вклад в наше понимание христианства II века, особенно в осмысление вопроса его разнообразия. Перед нами, возможно, ранний пример сифианского гностицизма — формы гностицизма, зародившейся из иудейского пессимизма после окончания разрушительных войн 66–70 и 115–117 годов[190].

Крайне маловероятно, что в Евангелии Иуды содержится независимый аутентичный материал, способный дополнить наши знания об историческом Иисусе и его взаимоотношениях с Иудой. Без сомнения, иные популярные писатели используют этот сюжет для сочинения очередных «правдивых историй»; однако все их сочинения останутся лишь художественной литературой. Даже Джеймс Робинсон, которого ни по каким меркам нельзя причислить к традиционным христианам, полагает, что для понимания исторического Иисуса Евангелие Иуды не имеет никакой ценности[191]. И он, несомненно, прав.

Отец Дональд Синиор, священник Католической церкви, заявил, что, по его мнению, Евангелие Иуды не окажет никакого влияния на христианское богословие или на понимание христианами евангельской истории. Не сомневаюсь, что он тоже прав.

Единственное, над чем заставило меня задуматься Евангелие Иуды, — интересный эпизод в Евангелии от Иоанна, где Иисус говорит Иуде: «Что делаешь, делай скорей» (Ин 13:27). Другие ученики не понимают, что это значит.

Интересно, что у нас есть по меньшей мере еще два примера того, как Иисус давал нескольким ученикам приватные поручения, о которых другие ученики не подозревали. Это происходит при поиске животного для въезда в Иерусалим (Мк 11) и комнаты (Мк 14). Экзегеты и историки вправе задаться вопросом: быть может, у Иоанна описан третий подобный случай, когда Иисус дал одному из учеников некое поручение, неизвестное другим? Вполне возможно (так рассуждали и ученики), что Иисус приказал Иуде выполнить какую–то задачу, быть может, связанную с обеспечением безопасности Иисуса. Если так — появление Иуды вместе с вооруженным отрядом, который арестовал Иисуса и доставил его к первосвященникам, в самом деле было предательством.

Возможно, в Евангелии Иуды мы сталкиваемся с этой же темой — разумеется, в чрезвычайно раздутом, фантастическом и тенденциозном виде. Да, Иисус что–то тайно поручал Иуде; да, Иуда предал его врагам. Но это не было предательством — Иуда сделал то, чего хотел от него Иисус. Вот основная мысль Евангелия Иуды.

Разумеется, что бы ни поручал Иисус Иуде (рассказ Иоанна свидетельствует, что такое поручение, весьма возможно, существовало), — он не приказывал Иуде предать себя первосвященникам. Однако Евангелие Иуды заставляет нас вновь задаться вопросами: почему же Иуда предал Иисуса — и как именно он это сделал?[192]

Писания, не вошедшие в Новый Завет, даже созданные намного позже новозаветных, иногда помогают нам в задаче истолкования новозаветных текстов. Евангелие Иуды не дает нам информации о том, что делал исторический Иуда или чему исторический Иисус учил своего ученика; однако, быть может, в нем сохраняется элемент традиции — пусть и чрезвычайно искаженной и представленной в ложном свете — которая способна помочь историкам и экзегетам лучше понять этого загадочного ученика[193].

Приложение IV[194]

Несостоявшаяся сенсация


chto-glavnoe-v-prorive-imidzha-na-rinok-plavlenih-mozgov.html
chto-govoril-o-molitve-iisus-chast-4.html

chto-glavnoe-v-prorive-imidzha-na-rinok-plavlenih-mozgov.html
chto-govoril-o-molitve-iisus-chast-4.html
    PR.RU™