Что касается подробно описанного в сказках пути обретения подлинной женственности, то следует еще отметить, что он богат удивительными превращениями.

Кощей превратил Василису Прекрасную в Царевну-лягушку. Наряду с другими значениями образ лягушки символизирует состояние отчуждения женщины от собственного тела и, тем самым, отчуждение от одного из важнейших проявлений ее природы — женских эротизма и сексуальности. Это состояние заколдованности соответствует этапу наиболее глубокого подавления (замораживание развития) женской природы негативным аспектом Анимуса.

Например, Кощей и карлик Черномор, ради обладания ею, неизменно лишают свою пленницу контакта с ее собственным телом: один (Кощей) превращает прекрасную деву в ее физическую противоположность — жабу, другой (карлик Черномор) — наводит на Людмилу сонные чары, делая ее невидимой.

В таком заколдованном состоянии нередко находится женская часть личности как у реальных женщин, так и у реальных мужчин. Вот что пишет Мария-Луиза фон Франц о древних традициях европейской культуры: "…Когда у женщин были проблемы с деторождением или какое-то заболевание матки, они… подвешивали в церкви восковую жабу… Аналогия между образами жабы и матки еще раз указывает на то, что жаба является олицетворением материнской утробы, женского начала". Можно предположить, что в сказках классическое превращение прекрасной девы в жабу означает низведение, сужение, "высушивание" женской природы до аспекта ее материнского назначения, что является прямым ограничением женского, формой его пленения.

На субъектном (внутреннем) уровне Кощей, Черномор и подобные им персонажи являются продолжателями дела чрезмерно контролирующей гиперматеринской структуры. Они представляют неинициированную, разрушительную мужскую агрессию, негативный полюс Анимуса женщины. На внешнем же (объектном) уровне — они являются отражением реальных отвергающих отцов, имеющих и в структуре своей личности подавленную, плененную Аниму (женское в личности мужчины). Именно поэтому их потребность во всё возрождающей магической женской силе гипертрофирована, чрезмерна. Становится понятным, почему они стремятся во что бы то ни стало овладеть не любой, а самой прекрасной из женщин.

Способ удержать прекрасное женское в своем мире для негативных мужских фигур всегда один — лишить женственность ее волшебной силы, ее природного могущества. Для этого применяется простой прием — возвращение ее на более раннюю, инфантильную стадию развития, когда женственность, как бутон, еще только готовится к своему расцвету, только собирается народиться — выйти на свет осознания. Чтобы вернуть женское в более беспомощное состояние, внутренние Злодеи стремятся запереть ее в ограниченном пространстве, держать в некой символической утробе — башне, пещере, облике жабы и пр. Таким образом, Царевна-лягушка — символ инфантильной женственности (это не означает возрастной, онтогенетической инфантильности). Плененная женственность силой вытесняется негативными аспектами Анимуса на стадию, где у женщины еще нет отождествления с женским телом и, следовательно, женской сексуальностью. Такая стратегия негативного Анимуса очень напоминает те строгие запреты на свободный доступ женственности к своему природному эротическому источнику, которые распространены в патриархальном мире. Общественное сознание запрещает женственности пользоваться своим природным могуществом самостоятельно. Женская сила и женское эротическое начало, по негласному общественному закону, используются на уровне западного сознания так же, как и полезные ископаемые. Оно продаваемо, эксплуатируемо, словом, узурпировано негативными общественными институтами — некими социальными Кощеями: сексуальным, рекламным и другими видами бизнеса.



В определенных слоях восточной культуры тоже всегда "дозировалось" излучение женственности. Его контролировали (и контролируют), скрывая то чадрой, то — с помощью жестоких традиций или социальных законов. Это положение является причиной расщепления женского — отчужденные эротизм и сексуальность (элементы женского) выделяются внутри личности в изолированные комплексы, которые вытесняются в "подвал" личности, в область бессознательного, и затем торпедируют Я неконтролируемыми импульсами. Не случайно Злодей (Черномор) похищает Красавицу (Людмилу) именно с брачного ложа — так действует и ее собственный внутренний запрет. И не случайно так тревожна в западном мире статистика заболеваний половой сферы.



Юнгианский аналитик Мэрион Вудман говорит, что тело, будучи отчужденным от целостной структуры личности, "становится тираном" — бесконтрольно полнеет либо страдает от других дисфункций. Для многих женщин в этом состоянии характерно не только недовольство весом и фигурой (не говоря уже об отдельных частях тела), но и — конфликты со своим имиджем: они испытывают трудности с выбором косметики и одежды, либо явно пренебрегают и тем, и другим.

Хронологический возраст женщины нередко заметно отличается от психологического возраста ее женственности. Другими словами, взрослая женщина может в структуре своей личности иметь женственность в детском состоянии — в возрасте девочки. Поэтому, женщину, недовольную своей внешностью, может привлекать одежда более молодежного стиля, чем приемлемо для ее возраста, или одежда меньшего размера, в то время как вещи своего размера и соответствующего возрасту стиля вызывают у нее раздражение и неприятие. Женщина, во внутреннем мире которой доминирует негативный полюс Ведьмы, вытесняет процессы, связанные с заботой о своем теле, включая искусство одевания, создания гардероба и макияжа. Она подолгу не может решиться сделать что-либо для совершенствования своей внешности, будто на действия по украшению себя наложены некие запретные чары. Если в личности женщины доминирует Амазонка, она легко приобретает элегантные туалеты, чаще молодежного и спортивного стиля, но может жаловаться на неожиданные агрессивные события, связанные с этим. Например, на повреждения новой одежды: обновка может полинять, порваться или быть повреждена ребенком и т. д. Такая ситуация также отражает плененность высших женских энергий. В этих случаях внутриличностный миф женщины находится еще на этапе до "битвы с Драконом".

Некоторые женщины переживают смущение и стыд по поводу своей внешности, когда видят свое отражение в зеркале или витрине, а также — при рассматривании своих фотографий, вплоть до желания их уничтожить. Впервые увидев себя на видео, ряд женщин испытывают стресс и остаются эмоционально травмированными, спасаясь только за счет вытеснения этих переживаний. Можно предположить, что степень пленения и изоляции женского начала от основной структуры Я в этих случаях велика.

Итак, пребывание женственностив плену или состояние ее заколдованности — результат подавления женского начала личности женщины со стороны негативного полюса ее Анимуса. Вовне это проявляется у женщин и в чувстве неудовлетворенности женской судьбой, и в виде различного рода депрессий, психосоматических и других заболеваний.

Можно сказать, что созревающая женственность всей западной культуры как бы стучится изнутри, "пробивается из яйца", нуждаясь в своевременном освобождении и восхождении на все более высокие ступени осознанности и развития.

Очевидно, что явление отчужденности женщины от ее истинной женской природы (не материнской, а именно женской) чрезвычайно распространено в современном западном мире и представляет для всего общества культурную и социально-психологическую проблему. Преодолеть ее можно, не только активно инициируя мужское на всех уровнях его Великой защищающей функции, но и развивая женское, а также — гармоничные отношения между двумя великими стихиями нашего внутреннего космоса: мужским и женским его началами.


chto-neobhodimo-sdelat-dlya-povisheniya-ili-ponizheniya-davleniya.html
chto-neobhodimo-sdelat-pered-spuskom-spasatelnoj-shlyupki-na-vodu.html

chto-neobhodimo-sdelat-dlya-povisheniya-ili-ponizheniya-davleniya.html
chto-neobhodimo-sdelat-pered-spuskom-spasatelnoj-shlyupki-na-vodu.html
    PR.RU™